Это странное стихотворенье Посвящается нам с тобою. Мы с тобой в чудеса не верим, Оттого их у нас не бывает...
Александр Пушкин входил в список моих любимых поэтов скорее формально. В то время, когда стихи для меня перестали быть чем-то фоновым, а стали важными вехами в самопознании (да, те самые 14 лет), в искусстве меня интересовали в первую очередь надрыв, эпатаж, самокопание и лихость. Поэтому сначала хорошо пошли Бодлер, Никонов (простигосподи), Лермонтов, Маяковский. Потом, когда заболело по-девичьи, открылась Вера Полозкова, через нее пришла к Бродскому, а от него как-то уже далеко и не ушла. Обожаю Серебряный век, читаю некоторых современников, а Пушкин... Ну, он мне был не близок. То есть, по сути, он мне казался позером и поэтом банальности — просто в силу своего возраста я не могла полностью понять этого человека.
Пару лет назад я прочитала биографию Пушкина авторства Тынянова. Мне очень понравилось, но подтолкнуло меня почему-то не читать самого Пушкина, а продолжать читать Тынянова. Я прочитала его роман "Кюхля " о Кюхельбекере (лицейском друге Пушкина, декабристе), потом "Смерть Вазир-Мухтара" о Грибоедове, оттуда перешла на "Горе от ума"... В общем, меня отнесло в сторону.
И вот, очередная попытка. По маминому совету (точнее сказать, заразившись ее восторгом), я взялась за книгу Лотмана о Пушкине (это биография и комментарии к "Евгению Онегину").

И, нужно отметить, что таки пошло!

Пушкин, каким я его вижу теперь — человек очень... как бы это сказать. Жизнеутверждающий. Мне в жизни никогда не приходилось общаться с гениями, и поэтому я не могу даже предположить, каково человеку, наделенному такой мощнейшей силой, контролировать ее в себе, соотносить себя с ней. Я знаю, что многие гении спиваются, совершают самоубийства, сходят с ума. Может, гениальность — это в какой-то степени и есть сумасшествие. Вопрос не в этом. Александр Пушкин использовал могучую силу своего таланта (не литературного, но жизненного), чтобы преобразовывать, активно осмыслять пространство вокруг себя, вот что я поняла из книги Лотмана. Пушкин был не только литератором, он был еще и историком, прозорливым политиком, правоведом, издателем, дебоширом, ловеласом... Он стремился познать все, дать всему объяснение.
Как же такой подход не похож на угрюмое смирение, которое охватывает, стоит лишь задуматься о политике, о масс культуре, Господи, да о чем угодно! Человек слаб, внушили нам с детства. Людей слишком много, люди могут слишком мало.
Пушкин на протяжение всей своей жизни являл живое доказательство обратного. Не только поступками. Своим активным мышлением. Даже в моменты, когда его современники отчаивались, он пытался понять, в чем закономерность процесса, какова его роль в жизни, как соотнести себя с этим иррациональным миром и реализовать себя так, как следует, вылепить из себя лучшего себя!
Таким был он, такими были и его друзья-декабристы, которые и в ссылке на каторге не спились, не отчаялись, не утратили ни вкуса в одежде, ни чистоты языка.
Настоящие аристократы духа.

Александр Пушкин обладал массой недостатков, однако никогда не оправдывал своей слабости внешними обстоятельствами. Это качество, которое меня восхищает. Ничего не оправдывать внешними обстоятельствами.

Но самое главное, чему можно у него научиться — это умение ценить и уважать собственную личность. Мне кажется, это "естественное человеческое право" и даже "естественная человеческая обязанность". Лотман пишет об этом куда больше и куда лучше, чем я, но суть такая же. Дело не в гениальности. Дело в том, что история живет в любом человеке, который знает о прошлом, и строит будущее. Дело в том, что пассивность всегда хуже любых, пусть самых неумелых действий. И вообще, о чем тут говорить... Кажется, мне удалось немножко понять, о чем говорит Александр Пушкин. И такое понимание, что ни говори, драгоценно.

@настроение: погулямши

@темы: впечатления, литера "Т", человек